10 главных фильмов Дэвида Кроненберга

14.04.2020
Вспоминаем 10 главных фильмов режиссера, от «Выводка» до «Космополиса», с помощью краткого гида по его творчеству от Британского института кино.

Грег Эванс для BFI, 15 марта 2017 года

Канадский auteur Дэвид Кроненберг наиболее известен своими работами в жанре хоррора, а также натурализмом, особенно громко звучащим фоне эпидемии СПИДа в 1980-х годах. Но повесить ярлык режиссера хорроров на того, кто всегда стремился к чему-то новому в плане творчества, идей и приемов, было бы несправедливо. За свою карьеру он успел снять и психологические триллеры, и гангстерские фильмы, и научную фантастику, и костюмированную драму, и даже спортивный фильм. И при всем этом творческом размахе в центре всегда оставались серьезные размышления об идентичности, семье, насилии и сексуальности. За плечами Кроненберга, которому уже глубоко за 70, одна из самых богатых и вызывающих фильмографий в современном кинематографе. Вот 10 картин, которые составляют ее ядро.

1. Выводок / The Brood (1979)

brood

После боди-хорроров «Судороги» (Shivers, 1975) и «Бешеная» (Rabid, 1977) Кроненберг достиг новых вершин в жанре с «Выводком». Это полная загадок история о серии жестоких убийств, все нити которых ведут к семье, где мать проходит экспериментальную психотерапию. Фильм больше всего запоминается кровавым финалом, но следует также отдать должное и двум актерам: Оливеру Риду, сыгравшему восхитительно зловещего доктора Хэла Рэглана, и истеричной Саманте Эггар в роли Нолы Карвет, женщины, которая порождает свое дикое потомство чистой яростью.

2. Видеодром / Videodrome (1983)

videodrome

«Видеодром» — нечто большее, чем просто мутировавшая рука Джеймса Вудса и соблазняющие антропоморфные телевизоры. Это реакция Кроненберга на бум видео начала 80-х и исследование влияния экстремального насилия и секса, льющегося с экранов телевизоров, на разум и психику.  Макс Ренн (Вудс), директор телеканала, превратившийся в детектива, — прекрасный центральный персонаж, но все затмевают опасная философия Видеодрома и множественные провокационные вопросы об отношениях общества с индустрией развлечения и технологиями.

3. Мертвая зона / The Dead Zone (1983)

dead zone

Из всех концептуальных фильмов Кроненберга «Мертвая зона» кажется самой человечной. После пробуждения от пятилетней комы Джонни (Кристофер Уокен) обнаруживает, что жизнь ушла вперед. Приспосабливаясь к новой реальности, он обнаруживает в себе способность видеть будущее людей. Это бремя привлекает к нему нежелательное внимание и сильно травмирует. Интрига этой адаптации романа Стивена Кинга держится на научно-фантастической составляющей, но полная печали актерская игра Уокена вкупе с завораживающей музыкой Майкла Кеймена создают на экране трагедию поистине шекспировского масштаба.

4. Муха / The Fly (1986)

fly

Ставшая классической омерзительная трансформация  тела Сета Брандла (в исполнении Джеффа Голдблюма) — поразительный визуальный эффект, за который «Мухе» достался «Оскар» за лучший грим, но при этом, пожалуй,  наименее интересная составляющая фильма. Как и «Мертвая зона», «Муха» — это трагедия, в которой жизнь и отношения разрушаются в результате неудачного научного эксперимента. Угасание Брандла разворачивается как смертельная болезнь, медленно разрушающая его и заставляющая переосмыслить собственное существование.

5. Связанные насмерть / Dead Ringers (1988)

dead ringers

Под руководством Кроненберга Джереми Айронс выдал не один, а целых два блестящих перформанса в «Связанных насмерть». Британский актер сыграл близнецов-гинекологов, Беверли и Эллиота Мэнтлов, эмоциональных противоположностей друг друга, безнадежно созависимых братьев. Айронс настолько виртуозно перемещается между образами (в чем ему помогают безупречные спецэффекты), что легко вообразить, что это два отдельных актера. Женевьева Бюжо выступает в роли своеобразного якоря между братьями, становясь их и романтическим, и научным интересом. Это совершенный фильм, и с технической, и с эмоциональной точки зрения, но отчаяние, которым он пропитан, делает «Связанных насмерть», возможно, самым мрачным и угнетающим творением Кроненберга.

6. Обед нагишом / Naked Lunch (1991)

naked lunch

«Обед нагишом» — не столько адаптация знакового романа Уильяма С. Берроуза, сколько оммаж жизни и творчеству писателя. Сперва он кажется сюрреалистическим шпионским триллером о наркоманах, но затем превращается в проникновенное размышление о силе литературы и авторах. Это мрачный, наполненный черным юмором и гротеском фильм, пронизанный метафорами и образами, которые вряд ли возможно до конца разгадать даже после нескольких просмотров.  В карьере Кроненберга есть фильмы лучше «Обеда нагишом», но едва ли когда его талант проявлялся на экране столь ярко.

7. Автокатастрофа / Crash (1996)

crash

«Автокатастрофа», основанная на одноименном неоднозначном романе Джеймса Балларда,  рассказывает о людях с экстремальным фетишем — собственно, получением сексуального удовольствия от автомобильных аварий.  По манере съемки фильм почти напоминает порно: вуайеристская тональность, холодная эстетика и беспристрастность. От актерских работ Джеймса Спейдера, Элиаса Котеаса и Холли Хантер веет чем-то потусторонним: они играют почти бесстрастно и разговаривают шепотом. И хотя «Автокатастрофа» может и не пробрать до самого нутра, как другие фильмы Кроненберга, это все же завораживающее исследование удовольствия и современной сексуализации машин.

8. Оправданная жестокость / A History of Violence (2005)

history of violence

Среди всей фильмографии Кроненберга «Оправданная жестокость» — самый доступный и понятный фильм как визуально, так и тематически. Главный герой, Том Столл (Вигго Мортенсен), — скромный и добрый человек, но при возникновении угрозы в нем пробуждаются опасные инстинкты, которые трудно подавить. Последствия преступления — главная тема фильма, так как действия Тома влияют на всех, кто его окружает. Это также самый кассовый фильм Кроненберга на сегодняшний день. Так, получается, он осуждает насилие, которое занимает огромное место в его творчестве, и, следовательно, зрителей, которые десятилетиями наслаждались им?

9. Порок на экспорт / Eastern Promises (2007)

eastern promises

Насилие в «Пороке на экспорт», вероятно, стало естественной кульминацией одержимости  Кроненберга этой темой. Начиная с  первой же сцены, в которой русскому мафиози перерезают горло, и заканчивая восхитительно поставленным эпизодом драки в бане, насилие в фильме, тем не менее, не столь обильно, как в других работах режиссера, но оно продолжает быть шокирующим и мучительным. Жертвы, которые приносят герои, олицетворяют боевые шрамы и татуировки, полученные в знак уважения и преданности. И хотя тела героев не столь деформированы, как в «Выводке» или «Мухе», их пороки и слабости по-прежнему выражены ярко.

10. Космополис / Cosmopolis (2012)

cosmopolis

Эрик Пэкер (Роберт Паттинсон), наблюдающий за крахом собственной финансовой империи, решает постричься в парикмахерской, куда в детстве его водил отец, и для этого совершает поездку по всему Нью-Йорку в своем роскошном лимузине. Он жаждет воссоединения с реальным миром, но достигает его не через сентиментальные воспоминания, а через насыщенные философские беседы с попутчиками. Кроненберг препарирует темы времени и капитализма каким-то непостижимым и одновременно гипнотическим образом, чему во многом способствует первоисточник, роман Дона Делилло. Идеи, заложенные в  «Космополисе», слишком запутанны, чтобы осмыслить и переварить их за один присест, но фирменная смесь густых диалогов и стильного визуала вознаградит зрителя сполна.


Оригинал статьи: British Film Institute 

Перевод Александры Веселовой специально для «Иноекино»

'