Ретроспективные кинособытия
и кинопрокат фестивального кино
In English

Рецензии кинокритиков на «Наше время»

#критика #наше время #рейгадас

1. ВРЕМЯ УМИРАЕТ В ПРОСТРАНСТВЕ — Андрей Плахов

«Наше время» — ложный вестерн и ложная «мексиканская» мелодрама. Из того и из другой напрочь элиминированы рудименты мачизма (который считается основой мексиканской ментальности), а на обломках этих жанров вырастает кинопоэма о частном времени, вмонтированном в глобальное пространство и этим пространством раздавленном.

Могучий саспенс заключен в природном космосе — холмах, прериях, уходящих в бесконечность дорогах и раскрепощающих человеческие страсти проливных дождях. С такой же энергией сняты ревнивые поединки быков, стычки их с лошадьми (два таких инцидента кончаются видимым смертным исходом, но финальный титр сообщает, что никто из четвероногих не пострадал). С яростным динамизмом камера снимает выезды пикадоров и прочие эпизоды корриды, которая сама становится чем-то вроде жанровой формы, цементирующей свободную кладку фильма.

Полный текст: «Коммерсантъ»

2. ЗАРА АБДУЛЛАЕВА РАЗБИРАЕТ ФИЛЬМ «НАШЕ ВРЕМЯ» КАРЛОСА РЕЙГАДАСА — Зара Абдуллаева

Романтическая ирония в восприятии Рейгадаса заключается в том, что он выбрал именно время содержательной и структурной доминантой этого фильма. А становление времени «до и после» (расколотое время любви семейной пары) — вариативным состоянием «Нашего времени».

Для Рейгадаса настало время зрелости. Безоглядной самодостаточности, проявленной в том числе в прямом и непростом названии его пятого фильма.

Время, которое fades away, утекая в прошлое, прорастающее неопределенным будущим, образует саспенс «Нашего времени». Побуждает думать, что время больших нарративов еще не прошло. Вот где таится радикальность режиссера, чересчур невыносимая для фестивального истеблишмента. Ergo: главной проблемой не только кино остается проблема восприятия. И — времени.

Полный текст: «Искусство кино»

Nuestro tiempo

3. ТВОЯ ЧУЖАЯ ЖИЗНЬ — Лариса Малюкова

Автор исследует зыбкое пространство между любовью и разочарованием. Его терапевтическое кино не только про кризис отношений, о котором он рассказывает с непозволительной искренностью. Но про отчаянные попытки сохранить внутреннюю свободу, дать волю другому. Для Рейгадаса трудный поиск пути к свободе — и есть поиск истины:

«Могу снимать кино, только выражая себя, свои идеи и мысли и таким образом естественно взаимодействуя со зрителем через фильм. Меня не волнует, понравится ли моя картина миллионам. Если она приведет меня к взаимопониманию хотя бы с одним человеком, это значит, что мы все еще живы».

Полный текст: «Новая газета»

4. «НАШЕ ВРЕМЯ» КАРЛОСА РЕЙГАДАСА: САМАЯ ДЛИННАЯ ИСТОРИЯ КУКОЛДА, КОТОРУЮ ВЫ ВИДЕЛИ — Алиса Таежная

Медитация на супружескую скуку, вязкость постоянных отношений — так Рейгадас саморазоблачает методы современного антизрительского кинематографа с его кладбищем великолепия и собственных работ, в которых слишком намеренно ищут Тарковского. Судить о том, что «Наше время» — кино какое угодно, но не пафосное и серьезное, можно по обращению Рейгадаса и Лопес к российским зрителям, предваряющим каждый показ. В нем авторы говорят об ограничениях авторского кино (если это все еще приличное словосочетание) и свойствах ума срочно искать место для любого произведения искусства в понятной коробочке. «Наше время» помещается в коробочку лишь на первый взгляд и целиком зависит от зрительского опыта личных кризисов и категоричности позиции по повестке романтических отношений.

Полный текст: «Афиша.Daily»

5. «НАШЕ ВРЕМЯ» КАРЛОСА РЕЙГАДАСА: «РАБЫНЯ ИЗАУРА» ОТ ТЕХНОКРАТА — Иван Чувиляев

Быть бы «Нашему времени» замедленной версией «Рабыни Изауры», если бы не был Рейгадас таким жутким технократом. Повторюсь, куда больше шоковых сцен или, в данном случае, семейных тайн, его волнует визуальная сторона фильма. Мастер очевидно чуток ко всему, что с этим связано — и лента очень похожа на энциклопедию всех эффектных ходов и приемов мирового кино за последние лет сорок-пятьдесят. Камера очень медленно приближается к ничего не значащему объекту, пока за кадром кипят страсти (как в финале «Профессии: репортер» Антониони). Герой сидит за столом, а пространство вокруг него искривлено, как в выпуклом зеркале (привет вам, Александр Николаевич Сокуров). Камера неспешно прогуливается по стерильным интерьерам, за кадром гремит музыка (и тебе привет, Паоло Соррентино). Внезапно события начинает комментировать неведомый доселе всезнайка, который смотрит на героев с высоты птичьего полета (куда без Годара-то).

Полный текст: «Фонтанка.ру»

6. «НАШЕ ВРЕМЯ». МЫЛЬНАЯ ОПЕРА ОТ МЕКСИКАНСКОГО ТАРКОВСКОГО — Андрей Писков

Любой разговор о новом фильме Карлоса Рейгадаса, одного из самых неординарных авторов в мировом кино, почти наверняка будет начинаться с пикантной подробности: главные роли в эпическом полотне про адюльтер, в котором хватает эротических сцен, режиссер сыграл на пару со своей реальной женой. Более того, в фильме (также под вымышленными именами) фигурируют их реальные дети — в ролях, соответственно, детей главных героев. Естественно, подобные детали заметно сужают поле обсуждения картины, тут же подводя к неизбежному: «Насколько "Наше время" автобиографично?» Однако задаваться после просмотра этого непростого, многословного и многослойного фильма вопросом, изменяла ли Рейгадасу жена в настоящей жизни — значит сильно снизить уровень дискуссии, на которую нацеливался режиссер.

Амбиция Рейгадаса — снять натуральную поэму жизни, найдя эквивалент безграничному поэтическому языку в жестких и, казалось бы, давно исследованных рамках кино.

Полный текст: «Time Out»

7. «НАШЕ ВРЕМЯ»: ПОРТРЕТ ХУДОЖНИКА В ЗРЕЛОСТИ — Андрей Карташов

Это только на первый взгляд кажется, что в новой картине Рейгадаса отсутствует мистическое и магическое, которое обычно у него бывает. Здесь, действительно, нет битв на небесах, как в одноимённом фильме, или чёрта, как в «После мрака свет». Но пейзажи равнины — не просто пейзажи, как и ландшафт ночного Мехико, который мы видим с самолёта, — не просто лучший вид на этот город. Рейгадас не столько показывает нам изображения природы, сколько пытается сообщить нам её ощущение: это ощущение гармонии большого мира и маленького космоса степного ранчо. В фильме он состоит из видимых, очень конкретных предметов — деревьев, травы, гор на горизонте — но это не значит, что так важны конкретные деревья, конкретное ранчо, конкретный режиссёр Рейгадас и монтажёр Лопес. Они здесь потому, что искусство поэзии требует слов, как констатировал Бродский, а искусство кинематографа требует вещей и тел, такова его технология.

Полный текст: «Сеанс»

8. ИСТОРИЯ ОДНОГО АДЮЛЬТЕРА: КАРЛОС РЕЙГАДАС ИДЕТ В НАРОД — Николай Корнацкий

Рейгадас любит подчеркивать, что его фильмы нельзя трактовать рассудочно. Это визуальная поэзия, которую надо воспринимать на уровне ощущений, как слушают музыку. Семейная драма Хуана и Эстер разворачивается во впечатляющих декорациях вечной и яростной природы, которая возвышает историю одного адюльтера до уровня общечеловеческого высказывания. Для широкой аудитории, конечно, подобная многозначительность, длинные кадры и лобовые метафоры сегодня отдают архаикой, но иногда терпение вознаграждает.

Смотреть фильмы Рейгадаса — не развлечение, а полноценная работа. Когда кто-то ругает фестивальное кино за сознательное пренебрежение традиционной киноформой и, соответственно, зрителем, очень часто всплывает имя именно этого автора. Но хотя «Наше время» идет дольше его предыдущих картин, смотрится оно не в пример легче. Здесь есть внятный сюжет, всего полторы шокирующие сцены на весь фильм, а красоту визуального решения должен признать даже отъявленный скептик. Кажется, как и его герой, Рейгадас, сознательно или нет, тоже «идет в народ».

Полный текст: «Известия»

9. ВРЕМЯ ОБНАЖАТЬ: КАРЛОС РЕЙГАДАС И НЕПРЕРЫВНОЕ СОЗЕРЦАНИЕ — Ксения Ильина

Порой безусловно красивые отдельные сцены, снятые чутким операторским глазом Диего Гарсия («Кладбище великолепия», «День победы»), с трудом складываются в цельное повествование, которое тут, безусловно, есть — каким бы медленным оно ни казалось. Эти сцены так самоценны, что разрывают фокус, не дают держаться на острие вниманию, заставляя соскальзывать и проваливаться в безвременье, черную дыру. Но провалившись, можно обнаружить давно пребывающих там Хуана и Эстер — пока еще в качестве единого целого, но скоро — лишь тени воспоминаний о прошедшей любовной эпохе.

Полный текст: «Собеседник.RU»

10. БУЗЫКИН ОКАЗАЛСЯ ЖЕНЩИНОЙ — В ПРОКАТ ВЫХОДИТ «НАШЕ ВРЕМЯ» КАРЛОСА РЕЙГАДАСА — Ярослав Забалуев

Умник Рейгадас отлично понимает банальность предложенной им коллизии и даже не пытается найти из нее какой-то оригинальный выход — любой взрослый человек знает, что его не существует. Вместо этого он длит кадры дольше, чем того вроде бы требует ситуация. Вглядывается не в лица, а в руки, пейзажи, мотор автомобиля, замочную скважину — во все то, что окружает нас и влияет на происходящее в жизни будто бы незаметно, подспудно, но оттого не менее веско. И, как ни странно, именно этот взгляд сообщает общей картине тот самый комедийный эффект, который способен подарить любому городскому невротику необходимое порой облегчение. Ведь в жизни и правда бывают ситуации, выйти из которых помогает не бегство на природу или, допустим, в народ, а точная смена угла зрения.

Полный текст: «Москвич»

11. ПОСЛЕ СВЕТА МРАК. РЕЦЕНЗИЯ НА ФИЛЬМ «НАШЕ ВРЕМЯ» — Вадим Богданов

«Наше время» ― безоговорочно, поэтическое кино в абсолютной форме, трактовка которого полностью зависит от смотрящего. Тем не менее ближе к концу свойственная опытным поэтам метафоричность у Рейгадаса сменяется оттенками чуть ли не мыльной оперы с предсказуемым умозаключением. Как только мы вместе с камерой пролетаем над ночным Мехико и приземляемся на взлётной полосе аэропорта, фильм начинает всё сильнее тяготить к более приземлённому повествованию. Рефлексия всегда рождает выводы, но в данном случае мораль проста и никак не зависит от культурного багажа героев – любовь всегда будет ключом к счастью в отношениях, а верность единственным способом сохранить семью и защитить её от разрушающей всё на своём пути лжи и  отравляющей сознание ревности. Ведь неспроста быков держат в загонах под замком – дай им полную свободу, все вокруг сразу же окажутся в опасности, в особенности сами быки.

Полный текст: «The Conversation»

12. СЕМЕЙНОЕ ДЕЛО: В ПРОКАТЕ «НАШЕ ВРЕМЯ» КАРЛОСА РЕЙГАДАСА — Алексей Артамонов

На приостановку классического сопереживания, на вскрытие описанных выше сил здесь работают и все эти сюжетно не мотивированные быки, деревья и закаты, которые некоторых могут и всерьёз утомить, и присущая Рейгадасу стилистическая мешанина (жанровая амплитуда этого фильма скачет от трагедии к комедии и обратно, а некоторые вещи в нём и вовсе выглядят почти пародийно — он всегда был немного варваром). Весь его метод направлен на то, чтобы оставить зрителю пространство для манёвра, дать ему возможность найти свою собственную точку зрения. Единственное, что может по-настоящему разочаровать в «Нашем времени», так это финал, в котором под музыку King Crimson нам внушают, что в глобальном масштабе мир устроен гармонично, несмотря ни на что. Однако тут же вспоминаешь одну из напутственных реплик Хуана, самонадеянно произнесённых в разговоре с сыном: «Иногда жизнь бывает сложной, но в целом она ведь прекрасна». И думаешь — может, всё же опять издевается?

Полный текст: «Кино ТВ»

13. НАШЕ ВРЕМЯ — КОРРИДА ЛЮБВИ — Денис Еремеев

Его запечатленное время прекрасно. Первые же 20 минут картины незабываемы, переживать этот чудесный кинематографический опыт хочется еще и еще. Но, скорее всего, у вас на это будет всего одна попытка в жизни (все же фильм три часа идет). Уже в этой, показанной им, пасторали Рейгадас смог уже в прологе уместить красоту гармонично несущегося времени, где детские невинные игры в грязи и их наивный лепет между собой сменяются подростковыми расслабленными посиделками, первым неуверенным сексом, после которого показывают провинциальный быт и сиесту уже зрелого поколения, для которых обуздание диких быков днем сменяется на тихое времяпрепровождение под стакан мескалито в кругу семьи.

Полный текст: «Котонавты»

14. "НАШЕ ВРЕМЯ" — Егор Беликов

Вместе с этим он философски исследует природу времени: того времени, которое он провел рядом со своей любовью, того времени, которое скоро грядет и в котором ее, возможно, вовсе не будет. Кроме того, наше время – это еще и эпоха чрезвычайно свободных нравов, которой Рейгадас противопоставляет натурализм мексиканских прерий, в которых и происходит действие.

"Наше время" – это глубокое кино, о котором, тем не менее, совсем не хочется говорить вслух: оно понятно интуитивно, если хоть немного последить за авторской мыслью. И в то же время оно необычайно красиво: возможно, это один из самых живописных фильмов XXI века.

Полный текст: «Москва 24»

15. «НАШЕ ВРЕМЯ»: РЕЖИССЕР КАРЛОС РЕЙГАДАС И ЕГО ЖЕНА ИГРАЮТ СУПРУЖЕСКУЮ ПАРУ В ФИЛЬМЕ О СЕКСЕ И ИЗМЕНЕ — Антон Долин

Адюльтер — мотив старый как мир, звучащий во всей мировой литературе — от «Илиады» до «Анны Карениной». Рейгадас подходит к нему с нестандартной стороны: исследует опасности чрезмерной свободы, а не тех ограничений, которые накладывает на супругов брак. Человек способен контролировать свое тело — или избавить его от излишнего контроля, дать волю желаниям, — но не может подчинить свои фобии, обсессии, надежды. «Наше время» — именно об этом. Вольный полет камеры по бескрайним просторам Мексики, носящиеся по прерии животные: лошади, собаки, агрессивные и красивые быки, плещущиеся в воде дети, — должны бы, по идее, подчеркнуть анархическое счастье слияния с природой, которое обеспечили себе Хуан и Эстер. На самом деле, каждый из этих знаков указывает на невозможность внутренней свободы в вопросах секса и обладания. Если ты не зверь, а человек, счастье для тебя — лишь концепция и никогда не реальность.

Полный текст: «Meduza»

16. РЕЦЕНЗИЯ НА ФИЛЬМ «НАШЕ ВРЕМЯ» — Марат Шабаев

В конце концов, сам Рейгадас в интервью постоянно твердит одно и то же: сюжет – это всего лишь один из инструментов, далеко не первостепенный. За это он недолюбливает многих кинокритиков – тех, кто в первую очередь, склонен видеть в фильме историю. Рейгадаса интересует опыт, который можно получить от просмотра. Ощущения трудно (практически невозможно) передать словами, поэтому традиционный путь для него – работать на невербальном уровне. И опять «Наше время» кажется обманчиво простым – по сравнению с прошлыми фильмами мексиканского режиссера диалогов здесь очень много. На деле все его изыскания в исследовании возможностей кино за пределами языка продолжаются. Интересно, что главный герой помимо разведения быков еще и признанный поэт, но Рейгадас будто намеренно не включает в фильм ни одной стихотворной строчки (первоначально это должны были быть стихи Аркадия Драгомощенко): для работы с пространством и временем кино не нужны слова, а нужно изображение, которое движется, живет и течет во времени. 

Полный текст: «Киноафиша»

Подпишитесь на нашу рассылку

inoekino

inoekino

inoekino

Наши партнеры